?

Log in

Владимир Марочкин
29 Сентябрь 2016 @ 08:57
Мой новый фильм "Повесть о настоящем тренере" стало можно увидеть не только на конкурсах спортивных фильмов, но и в Интернете и на телевидении.
В фильме приняли участие знаменитые хоккеисты Александр Мальцев, Владимир Юрзинов, Виталий Давыдов, Станислав Петухов, Вячеслав Старшинов, Борис Майоров, Александр Якушев, Владислав Третьяк, Борис Михайлов, спортивный комментатор Владимир Писаревский.

 
 
Владимир Марочкин
Фестиваля в этом году не будет, сообщает Ирина Евтеева, но вот ещё одну песню из неизданного сольного альбома Саши сделать получилось!

 
 
Владимир Марочкин
25 Август 2016 @ 10:17
Новая подборка интересных историй вышла в газете "Аргументы недели". В этот раз она посвящена школе. Да, вскоре наступит новый учебный год, и не секрет, что многие известный рок-музыканты впервые познаакомились с рок-музыкой, будучи школьниками: http://argumenti.ru/culture/n553/464733



Кирилл Немоляев учился в балетном училище. Многие танцевальные движения он помнит до сих пор.
 
 
Владимир Марочкин
23 Август 2016 @ 12:00
В "Аргументах недели" вышла моя новая статья "Сцена - весь Советский Союз", в ней я рассказываю истории, которые происходили с различными группами во время гастролей: http://argumenti.ru/culture/n552/463761

И в догонку - еще одна гастрольная история, рассказанная Юрием Петерсоном:
Однажды после репетиции Юрий Петерсон, Леонид Бергер и Юлий Слободкин разговорились о том, что туристы, приезжая в какой-либо город, обязательно посещают различные достопримечательности, а они видят только стены того концертного зала, в котором работают. И они решили, что на ближайших же гастролях тоже отправятся смотреть красивые места.

Ближайшие гастроли оказались в Красноярск. И музыканты решили обязательно побывать в заповеднике Столбы. Взяли такси, которое подвезло их к подножию скал. А дальше нужно было лезть четыре с половиной километра вверх. С трудом, но залезли. Но потом было самое страшное: спуск вниз.

Утром проснулись – все мышцы болят, ноги дрожат и не слушаются своих хозяев. И вот в таком состоянии они отработали три концерта…

«Так что мы - не туристы!» - закончил рассказ Юрий Петерсон


На снимке: Юрий Петерсон, Леонид Бергер и Юлий Слободкин на Волге.
 
 
aloban / Андрей Лобанов
25 Июль 2016 @ 23:46, (перепостил marochkin)



1945 год. Жители Сталинграда восстанавливают свой город. Не прошло еще и полтора года со времен героической обороны Сталинграда. В мае (еще пишут, что летом) был проведен физкультурный парад, который символизировал силу духа советского народа. Посмотрите на эти фото и проникнитесь духом того времени. Война прошла и люди безмерно рады этому.

Читать дальше...Свернуть )



 
 
 
Владимир Марочкин
Удалось, наконец, посмотреть фильм Сергея Юткевич "Маяковский смеется". С удовольствием обнаружил там несколько песен в исполнении "Оловянных солдатиков". Одну из них лидер группы Андрей Горин сочинил на стихи Маяковского.

"На нас вышел самый крутой киношный человек по тем временам - Сергей Юткевич. Когда он нас увидел, то сказал: «Хочу, чтобы они для фильма музыку писали», - рассказывает Андрей Горин. - Я приехал к нему домой, увидел, что по стенам развешаны матиссовские тарелочки и думаю: «Понятно!..» Утром было дело. Вот он вышел ко мне: весь из себя, одет с иголочки, все наглажено, рубашечка накрахмалена, платочек торчит из кармашка пиджака. Я покосился на свои джинсики и подумал: «Да ну и хрен с ними!» Он очень был мил. И я думаю, что он меня позвал только с одной целью: таким людям, даже не очень важно, насколько ты – хороший композитор, они определяют только одно: можно ли вообще иметь с тобой дело. Но я тогда был в ударе. Хотя, наверное, это было смешно. Понятно, что разница в жизненном опыте была велика. Но я свое гнул. Сказал, что задачка, конечно, суровая: Маяковского на музыку положить...
Но когда перед нами такая задача встала, мы ее решили! «Оловянные Солдатики» написали рок-н-ролл на слова Маяковского! На эту его знаменитую лесенку!..
У Юткевича была еще идея вставить нас «живьем». Мы отснялись, но этот блок туда в конце концов в фильм не вошел..."

 
 
Владимир Марочкин
Владимир Рекшан – знаковый человек для современной истории Города Питера. В 1969 году он с друзьями собрал рок-группу «Санкт-Петербург», которая первой на питерской рок-сцене стала исполнять песни на русском языке. В 1988 году Владимир Рекшан в популярном журнале «Нева» опубликовал повесть «Кайф», которую с полным правом можно назвать первым российским художественным произведением о рок-музыке. Владимир Рекшан продолжает писать книги, и недавно издательство «Амфора» выпустило его новую работу «Ленинградское время», в котором автор рассказывает о Ленинграде своего поколения. Недавно Владимир Рекшан побывал в Москве, и мы, уютно устроившись в небольтшом кафе на Садовом кольце, поговорили о его новой книге.

- Владимир, с чего началась работа над книгой «Ленинградское время»?
- Я делал подкасты про Ленинград для одной радиостанции. Я их выпускал-выпускал, но потом эти подкасты накрылись, и в итоге я их переработал для книги. Владимир Рекшан – человек уже не молодой, он вступил, как у нас говорят, в возраст дожития, и в этом возрасте я уже не могу просто баловаться словами, надо давать какую-то конечную продукцию, и в данном случае конечный продукт – это книга.

- Что представляет из себя Ленинград Владимира Рекшана?
- Я родился в центре города, на улице Салтыкова-Щедрина, она же – Кирочная. Жили мы в коммунальной квартире, как практически большая часть населения Ленинграда. Я помню, как город дровами топили! У каждого был уголок во дворе, где хранились дрова для печки. Отец таскал вязанки дров, а я ему помогал. И это – исторический центр.
Ходил я в детский сад недалеко от Летнего Сада. Спустя некоторое время там появилась мемориальная доска: оказывается, здесь была одна из квартир Пушкина!
Потом я поступил учиться в школу № 203. Совсем недавно узнал, что там же, но на десять лет раньше меня, учился Бродский.
Вскоре началось массовое строительство домов, которые мы привыкли называть «хрущобами», и моя семья переехала жить в самый конец города к кинотеатру «Гигант». Я помню, что не хотел переезжать туда, ведь в центре оставались все школьные друзья. Но когда мы с отцом зашли посмотреть новую квартиру, и я увидел две смежные комнаты, то мне это показалось фантастическим раем: я понял, что у нас с братом будет отдельная комнатка!
Фактически это был другой город. Но это тоже мой Ленинград, в котором я прожил довольно долго.
Мой Ленинград – это и садик возле Инженерного замка, куда я ходил каждый вечер и зимой, и летом. Там менялись пластинками, и каждый вечер у меня появлялась какая-то новая пластинка.
Я много где побывал. На вулкан на Камчатке поднимался, алкоголизм в Штатах изучал, в Париже тоже прожил долго. Но дольше, чем на два месяца я из Ленинграда (Петербурга) никогда не уезжал.


- Книга «Ленинградское время» напоминает рассказ о родной квартире, о которой знаешь все: и где какая книжка лежит, и на какой стул вчера пиджак бросил…
- В значительной степени этот дом сейчас сильно видоизменился. Все наши города, к сожалению, примерно одинаковы: одни и те же брендовые магазины, «Шоколадницы» - что в Европе, что в Ленинграде, что в каком-то провинциальном российском городе. Очень жаль, что в Ленинграде уже исчезли некоторые исторические места. Например, исчез магазин «Букинист» на Литейном проспекте, а ведь он тоже создавал некую среду. Теперь там то какой-то банк, то магазин женского белья, то дорожные сумки – такая безликая история.
В Париже я жил недалеко от площади Звезды, на авеню Карно, и там был магазин, где продают арфы. Проходя мимо него, я всегда думал: «Ну, кому нужны арфы в Париже в таком количестве, чтобы их можно было выгодно продавать?!» Я заходил туда: может, там и другой товар есть? Нет, арфы и только арфы. Несколько раз я подолгу сидел напротив этого магазина, на террасе кафе, пил кофе – и ни одной арфы при мне не вынесли. Вполне возможно, что это какой-то исторический магазин. Когда-то там эти арфы бойко распродавали, и это как-то связано с историей Франции, поэтому такой магазин есть – и он должен быть. Никто его не уничтожает. Возможно, у него даже есть какие-то налоговые и арендные льготы.
У нас все по-другому: у нас сейчас модно «возрождать». Да просто не нужно ничего убивать, тогда и возрождать ничего не надо будет. А то вначале все сметут, а потом думают, как бы что-то возродить. Тот же Ленинградский рок-клуб – это значимое место для огромного количества людей. Это не только музыкальная, но и социальная история и города, и страны. Но там тоже все смыто.
Я пытаюсь сейчас создать Музей русской рок-музыки, таким образом реализуя свое историческое образование, которое когда-то получил в Ленинградском университете.

- Удивительно то, что уже название твоей первой рок-группы, созданной в конце 1960-х годов, стал знаком твоего отношения к родному городу, ведь группа называлась «Санкт-Петербург»…
- Название «Санкт-Петербург» родилось спонтанно. Я глубоко уверен, что человеком управляет время, и вот сложилась такая ситуация, что группа с таким названием должна была появиться. И не важно, кто это был, Рекшан или кто-то другой. Так же случаются и революции, когда 20-летние парни бьют царских генералов. Сейчас тоже много героев ходит, но время негероическое.
Читать дальше...Свернуть )
 
 
Владимир Марочкин
20 Июнь 2016 @ 16:15
Когда заходит речь о музыкантах, создавших звучание ХХ века, то первым делом вспоминают, конечно, The Beatles и Rolling Stones. Но был еще один музыкант, который коренным образом изменил наше отношение к звуку. Это – гитарист Джими Хендрикс. Достаточно послушать ранние работы Deep Purple, чтобы обнаружить, как от альбома к альбому меняется стиль игры Ритчи Блэкмора. Если на дебютном альбоме он был ближе к прозрачному «битловскому» биг-биту, то на «In Rock» это уже мощный звуковой вал, созданный явно под впечатлением от записей Джими Хендрикса.

Меня всегда интересовало, как Хендрикс, точнее – записи Джими Хендрикса, появились в Москве и какое они произвели впечатление на музыкантов и публику. За ответом на этот вопрос я отправился к Алексею Вайту-Белову, лидеру блюз-рок-группы «Удачное приобретение».

Мы сидим дома у Вайта. Он держит в руках гитару и иногда показывает какие-то фрагменты из композиций Хендрикса. Иногда включает компакт-диск, чтобы музыкой проиллюстрировать то, о чем рассказывает.



- Это было в конце 60-х. Я еще учился в школе, когда мне сказали, что однозначно есть такой во всем мире известный человек, он сейчас Номер Один. Это - Джими Хендрикс. И как-то раз я оказался в одной квартире, где среди кучи всяких пластинок обнаружил «сорокапятку» Хендрикса с песнями «Hey Joe» и «Foxy Lady». Причем это была не оригинальная американская или английская пластинка, она была издана во Франции. Поначалу эта музыка не произвела на меня особого впечатления, тем более, что слушал я эту пластинку на каком-то маленьком импортном проигрывателе, он был как бы переносной и звук давал очень плоский. Я еще не понимал, чем был Джими Хендрикс. Я только слышал какое-то отличие от всех остальных, но в сторону какой-то «шаманщины».

Потом один мой одноклассник, чьи родители были дипломатами в Югославии, узнав, что я увлекаюсь рок-музыкой, привез мне «The Beatles Book». Это была небольшая книжица с цветными фотографиями. И там я обнаружил, что в одной компании с «Битлз» находился «The greatest underground guitarist» Джими Хендрикс. Я смотрю: они дружат и тусуются вместе, причем они относятся к нему с огромным уважением. Значит, он не просто так, значит, он действительно трендовый, значимый.

Затем в Москве появилась пластинка «Axis: Bold as Love». Для москвичей первой пластинкой Хендрикса стала его вторая пластинка.


И тут я уже начал слушать.

Сначала я подумал, что это – какой-то шквал звуков, абсолютно не имеющих отношения к музыке. Потом я понял, что это, во-первых, имеет тональность, во-вторых, мелодизм, а в-третьих, это не что иное, как гениальность. Гений человека, воплощенный в ритмико-музыкальную стезю. Он играет рифф, поет на этот рифф свою мелодию, а потом импровизирует на это.

Я всем вокруг тогда твердил: «Джими Хендрикс! Джими Хендрикс!»
А мне отвечали: «Да что в нем такого, в Хендриксе?! У него же нет песен!»
«Да нет, - говорил я. – У него есть песни! Например, «Little Wing»! Это замечательная песня!!»
«Да у него какой-то шум сплошной, - отвечали мне, - и ничего не понятно…»

Тогда все старались брать мелодизмом. Что такое песни «Битлз»? Это - двухголосье или трехголосье. Это называлось биг-бит, он весь был такой ласковый, такой мелодичный, что его и роком-то не назовешь. Это не рок, конечно. Биг-бит - это для девочек. Рой Орбисон пел свою «Pretty Woman» нежным голоском, и все это было такое изысканное, такое легкое.

А Хендрикс - это полная противоположность общепринятым канонам мировой вокально-инструментальной культуры. Он был абсолютно не похож на этих одинаковых британских исполнителей в белых рубашечках, узких галстучках, приутюженных и рафинированных. И в результате он стал фантастически быстро набирать популярность во всем мире. В 1969 году на хиппийском Вудстоке он выступал последним. А это говорит о том, что он тогда уже был Номер Один.

Читать дальше...Свернуть )
 
 
Владимир Марочкин
03 Июнь 2016 @ 22:55
Был на книжном фестивале на Красной площади, слушал Сергея Летова, который подзвучивал молодых поэтов. Во время его выступления на заднике шла старая кинохроника: дом на Котельнической, речные трамвайчики на Москва-реке... В какой-то момент на экране появились кадры из "Заставы Ильича", где Евгений Евтушенко выступает в Политехническом музее. И так случилось, так совпало, что на противоположной сцене, установленной у Василия Блаженного читал стихи настоящий, живой Евтушенко. Вот это аллегория так аллегория!
 
 
Владимир Марочкин
11 Май 2016 @ 08:59
О! Подвезли еще партию книг!
Поскольку я - не книжный магазин и наживаться на продажах книг не входит в мои приоритеты, могу помочь каждому приобрести книгу "Москва рок-н-ролльная" по цене издательства: 300 рублей.
Кому нужна эта книга, пишите в личку.